01:56 

*Шум

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Диалоги в голове наслаиваются, куча голосов, разговоров мыслей, они звучат постоянно, иногда параллельно друг другу, перебивая, перескакивая, наплывая один на один. Мысленная усталость и шум в голове. Ор внутренних диалогов. Перекрикивают. Кто быстрей протолкнется. Толкучка.
Ты идешь в душ, думая, может это все от людей? Может там ты найдешь тишину? Вода же успокаивает.
Но нет. Шум воды только вносит новый звук-шум. Зрение начинает расфокусироваться.
Ты не можешь уснуть из-за этого. День и ночь. День и ночь.
Может так начинается шизофрения? -_-
Но в какую-то ночь случается перезагрузка. Ты просыпаешься с тишиной в голове. Блаженство. Ты наконец то можешь думать одну ветвь. Спокойно. Тихо.
И снова начинается накопление.
Так много в себе себя.

00:37 

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Серые дороги.
Серое небо.
Весна скоро.

00:26 

*ZZZ

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
А вы замечали, что если написать в другой раскладке "ЯЯЯ", то будет "Zzz". Спящее я. Неспроста это.
Сейчас я - меньше, чем человечек из зеркала.
Сейчас я - все больше воздушный шар.
Где бы найти силы в эту минуту разрезать нити. Порвать тросы. Сжечь канаты.
Тросы, которые держат все кто вздумает. Совесть, честь, обещания, людь, враг, так... Ты можешь подставить любое угодное слово. Привычки, уклад, замкнулось кольцо.
Это все одно.
Я - воздушный шарик, летящий по ветру.
Я - воздушный шарик, управляемый чем-то.
Я - свобода этого века.
Я - вольное падение на пружинящих лентах.
Я надеюсь. И знаю. Чуть выше и ты можешь так же свободно спрыгнуть. На тех же нитях, канатах.
Но от них не уйти и взбираться ты будешь по ним же обратно.
Я знаю.
Здесь слишком много этих "я".
И все меньше меня в существе из зеркала.

23:57 

*Достоевщина

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Это был день.
Я пришла к директору своей академии. Он был самым важным человеком в этом заведении. Приход к нему означал одно- исключение.
Какой проступок я совершила? Не знаю. Мне кажется, я не совершала ничего. Но от этого я уже начала раскаиваться. Придумывать поводы, доводы, вспоминать несделанное.
Директора никто никогда не видел. Но его голос слышали все. Он вещал из рубки верхнего этажа.
Я переступила последнюю ступеньку и замерла.
Бледная, неловкая, несуразная, я подняла голову.
Голос отозвался в моей голове, он вывел предложение: такого то года, такого то числа, бессовестная и нерадивая ученица, вынуждена покинуть наше заведение. А вместе с этим из нее исключается умение писать по заказу и существовать в своем воображении.
Что-то остановилось внутри. Диалог замолк. Все стихло.
Хлопнув дверью, я вышла на улицу, открыла книжку из рюкзака и прочла: "Исидушка, нефиг страдать достоевщиной. Пора прекращать нести покаяние в том, что ты не совершала, перед тем, кого нет. Это всего лишь твой внутренний голос. Ты свободна."
Все.

23:56 

...

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Мне кажется, на меня падает вселенная.
С миллиардами звезд и планет, с синим небом, с облаками и тучами. Опускается на плечи, прибивает к земле.
Не могу пошевелиться, не могу сдвинуться. "Беспроглядный апокалипсис специально для тебя только сегодня" - написано на клочке газеты перед глазами.
В лесу у деревьев есть руки, они хватают меня за ноги, хватают за шею, приковывают к стволам, проникают внутрь. Бегу, но небо падает, ветки царапают тело, волны поглощают движения, стараюсь выплыть, но тону, тону, тону, захлебываюсь своими криками.
Небо стало морем, вселенная стала всем видимым, звезды - горящие головешки.
Платье изодрано, руки измазаны пеплом и грязью, ступенями поднимается надежда.
Но я хочу это переживать, хочу ощущать, я чувствую, что живу.
Я не хочу это видеть, не хочу это слышать, заберите от меня, заберите меня. Я хочу домой. Мне не хватает света, не хватает воздуха, нечто поглощает меня, захлестывает волнами.
Упорно разбираю руками себе дорогу. Лучи света пробиваются нитью Ариадны.
Апокалипсис в голове, привет.

02:27 

*Жвачка

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Мне тут эссе нужно было написать.
0. Просто 0.
Честно, я пыталась. Усиленно пыталась несколько часов.
Открывала блокнот, закрывала. Пила чай, ходила, снова открывала, помыла пол в три часа ночи и ничего. Ничего.
В голове не пустота, в голове - шум и говор разных мыслей. Их так много, что я пытаюсь пальцами вытянуть одну, она машет лапками, визжит, вырывается и плюхается обратно в котел. Кажется изящное решение вот вот, вот оно, но противно ускользает.
Я надумала такую голову, что она стала клонить к столу. Слишком много во мне меня.
Не могу собрать слова в кучу, разложить их в предложения, они путаются, ругаются, наскакивают друг на дружку.
Возможно, поэтому мне иногда нужно отключать весь этот внутренний диалог и слушать кого-то, где всё понятно, просто, разложено. Или хаотично всё делать самой, что тоже неплохо.
А еще не могу так часто думать о чем-то. Вдруг я сгорю? Перегорю. Вспыхну и пеплом осяду грязью.
Меня пугает, когда не получается вытянуть слова из головы. Круговерть в вакууме.
Можно написать всё коряво, пошло, плоско. Но зачем? Это не я. Это буду совершенно не я. Не моя жизнь, не мои слова, не мои мысли. Мои, конечно, но потому что "нужно".
Не подвести.
Не обмануть.
Не разочаровать.
Сама же я вуалируюсь в эфемерность. Намеками, полутонами, полусловами, недовыговоренностью, недосказанностью.
А сейчас я расстроена от самой себя.
У меня не вышла какая-то простейшая вещь.
Самоостаточность.

02:22 

*НиОЧем

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Ни о чём и о всём.
Всё начинает еще задолго в моем сознании.
Без вас всех. Без всего.
В этом темном пространстве есть только пальцы.
И грубые, серые, длинные нити.
В тряпичном мешочке, пять идеальных струн, заставляющие тело литься, виться мелодией.
В тряпичном мешочке, четыре быстрые, резкие полоски, отмечающие время на было и есть.
Переключающие рычажок сознания, возводя чувства на верхнюю планку, выше, тоньше, ярче.
Сбрасывая лишнее.
Ненужное.
Важное что-то, но не в эту минуту. Необходимое кому-то, я забыла кому.
Сейчас другое. Иное пространство.
Не стоит думать, пытаться менять течение.
Не нужно решать, что сделать, что будет.
Статика и спокойствие.
Мир замирает.
Тело становится чьим-то.
Руки переплетаются и выпускают волю.
На белой коже росчерк нити прокладывает новую дорожку, под ребрами. Полоска за полоской подбираются к груди и шее. И нужно быть тихой. Дышать размеренно. Вдох_выдох. Вдох_выдох. Легкая асфиксия. Тихо. Легкая паника засыпает в голове.
Замереть. Отпустить себя. Отдать.
До_верить. На десять минут найти своего нового б-га и поверить ему.
Я нахожусь в твоем прошлом.
Я нахожусь в твоей иллюзорности.
Я нахожусь в твоем невозможном.
Я нахожусь в твоей вечности.
Я нахожусь в твоем мире.
На алтаре.

Мир замер и остановился, забился в путах. Мой.
Можешь развязывать, ты же хочешь, чтоб он возрождался снова_ и снова_ и снова_

02:09 

*Рефлексия вторая

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Запястья скованы наручниками.
Не двигайся. Не шевелись. Не дыши. Не.Не.Не.
У меня есть отвратительная привычка не соглашаться со всем или наоборот, поступать своими интересами и кивать головой, как кукла.

Не думай. Не перебирай память. Не ешь себя.

Я не выношу глупость и вдевать одеяло в пододеяльник. В моем персональном аду глупые люди заставляют всех этим заниматься в огромных котлах.
Я ценю только разум и возбуждаюсь от открытости и разговоров, где просто интересно.
Запястья заводятся назад.

Садись. Садись рядом.

Покорность. Внутри поднимается негодование. Тссс...
Мне хочется бежать, бежать, бежать, быть независимой, быть свободной, глотать воздух, ощущать движение.
Но я облизываю твои пальцы.
Треплешь меня по голове, как собаку. Возможно, как колли и затягиваешь поводок.

-Зачем тебе куда то бежать, зачем тебе эта ответственность? Сократи свой мир до миски, моих желаний и пробежки утром.
Ну вот, опять пытаешься бежать от себя.

*Укладывает тело к себе на колени, задирает юбку*

-Видишь, уже и не так хочется, умница. Тебе осталось только привязаться.

Когда это случилось все умерли.

02:05 

*Кофе

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Я краду теплых людей.
Я краду тепло.
Прохладно. Вечно холодные, белые пальцы держат чашку с кофе.
Я люблю контрасты.
Выпиваю тепло глоток за глотком. Потягиваю из человека, все что преподнесет на раскрытых ладонях, слижу языком и буду мягкой как карамельный латте.
Я греюсь от слов и взглядов, от искренности, нежности, внимания. Отражаю тебя в зеркале, отражаю тебя проекцией.
Странный белый лист, на котором рисуй, что угодно, но он так и останется бездонно-белым, холодным.
Со мной всегда холодно. Со мной всегда зябко.
И все чувствуют вакуум, все чувствуют полое, пытаются бежать, иногда могут, чаще всего нет. Иногда застревают в пограничном состоянии.
Есть горящие люди, их хватит намного, надолго. На несколько раз.
Я их сжимаю и обжигаю руки. Они совершенно другие. Их улыбки и голос селятся в грудную клетку.
От них нужно бежать, чтоб лед не растаял.
Пить кофе наполовину разбавленный холодной водой неинтересно.
Пойду, налью кофе. Одна. Все умирают. Одни.

19:50 

...

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Листья летят.
Листик к листику, тонны сухих телец.
Мне иногда хочется обнять человека, не просто обнять, просочиться под кожу, расплавиться, растечься. Обволакивать каждую мышцу и косточку собой, как второй кожей. Или свернуться клубком в грудной клетке, спать на подушках легких.
К зиме дело видать, к зиме.

02:24 

*Ци

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Готов ли ты быть вычеркнутым, стертым, аннулированным, превращенным в ничто?
Готов ли ты стать ничем?
Кануть в забвение?
Если нет, то ты никогда по-настоящему не изменишься.
Дэвид Герберт Лоуренс. Феникс.

17:41 

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Прошлым днем во мне что-то умерло и теперь оно разлагается и отравляет меня.
Интоксикация собой.

17:20 

...

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Мне страшно. Мне страшно от самой себя.

22:07 

...

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Мечты сбываются.
Куда-нибудь.
Очень дешево.

14:28 

*Парафраз

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Это уже вряд ли случится.
Это уже не вернется из прошлого.
Там далеко находишься..нет, я не могу
это озвучить.
Эпитеты не побираются к тени.
Твои кисти, пальцы, ухмылка.
Твои миндальные глаза все так же прожигают мое бумажное сердце.
Голос. Нет, я не помню его.
Пахнет газом и порохом.
Будет взрыв и пожар.
-Есть ли чему гореть?
-Пока есть память, есть.

Страсть.
Честь.
Месть.
Жесть.
Лесть.
Можешь придумать сам рифму.
Я больше не пишу о тебе. Не пишу историй и зарисовок.
Не сочиняю повести, сказки.
Ушла в никуда.
Выполненное обещание.
Неторопливо. Шаг за шагом. Деталь за деталью. Волоча багаж из памяти и жестяных коробок.
Я заменяю себя частями. Становлюсь всё больше собой. Тобой. Собой.
Мне кажется, клетка распахнута и я не дышу больше газом.
Мне кажется, время остановилось и я на пороге. Света и абсолютной свободы.
Но. ЗапертаЗапертаЗаперта в Отсутствие и Жажду.
Я заменяю легкие. Заменяю сознание. Заменяю нервные окончания. Новым стальным механизмом.
Живое - глупое. Тело блестит и дарит прохладу.
Хирург обещал, что будет не больно.
Вранье. Но мне безразлично. Апатично и только.
Молчание.
Саморазрушение.
Мое новое тело холодное, тонкое. Как лезвие, грань невозврата.

Когда-нибудь я тебя встречу. Где-нибудь, где невозможно.
Может будет жара, может порывистый ветер.
Ты будешь свежий, веселый.
Бываешь ли ты весел? Я уже позабыла. Видела и опустила воспоминание в ящик.
Давно. Давно...
Ты будешь пахнуть летом и тем парфюмом, я не помню его, но сейчас он кажется самым прекрасным.
Ты небрежно взмахнешь головой,
откинешь прядь темных волос.
Так знакомо. И так чужеродно.
И в эту секунду я пойму, что иду навстречу.
Невозможно встретить в большом городе случайность.
Алате!
Всё тот же. Лишь пара новых морщин и только. Ты словно застыл во времени, как и раньше.
Пусть это будет солнце виной.
Всё так же боишься всего, чего по-настоящему жаждешь.
Другое, безобидное, жаль, не приносит тебе восторга.
Разве что краткое и бестолковое. Как обычный оргазм или просмотр фильма.
Покидающее сразу, как только гасится свет.
К языку пристал вкус несовершенности и пресности.
Если бы сердце умело просить.
Если бы разум смог разрешить.
Я иду навстречу. Неосознанно киваю.
Не узнал. Не узнал.
Пройти мимо? Ноги врастают в землю. Рот растягивается в слове:
-Привет.
-Привет.
-одними губами.
Обмениваемся взглядом, глазами.
Мои новые- серые. Твои - всё такие каштановые.
Не разбредаемся по пустотам. Идем в ближайшее кафе.
Беседуем простыми фразами. Каждому кажется, что знает другого год, как минимум.
Истинно.
Ты думаешь, что кто-то тебя наконец понимает.
Мне грезится, что нетерпимая тяжесть за всё время покинула
Резорбируется. Разбивается. Наконец рассеивается.
Поедающая изнутри. Спящая в багаже вместе со мной ранее.
Чрезвычайное ощущение.
Легкость. Воздушность.
Магия заключалась в иллюзию.
Никто не узнает, сколько мошенничества в этом событии.
Ведь всё такое явное, можно касаться и трогать руками, языком, сколь угодно.
Может это самое важное, что существует?

Когда-нибудь на моем теле появится ржавчина.
Ты бредешь сквозь палящее солнце.
Ты будешь пахнуть летом и чем-то прекрасным.
-Привет.

20:29 

*Весеннее

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Потоп.
Потоп кругом.
Льет дождь и снег превращается в кашу. Не на молоке. На воде. В жидкую и серую кашу.
Капли затекают за воротник. Пуховики пропитываются влагой, меха дамочек источают чудовищное амбре мокрой собаки.
Ты бредешь, утопая, будто в зыбучих песках, пинаешь расквашенные ледяные комки.
Доползаешь до квартиры. Вешаешь пальто сушиться, в сапоги заталкиваешь жатую бумагу.
Распластываешься обессиленный на диване. Иногда не на диване. Иногда на полу.
Смотришь в потолок. Проваливаешься наконец в сон. Не на улице, так дома нужно провалиться.
Снится тебе, как ты бегаешь по городу легкий и быстрый, фотографируешь пейзажи, которые сочными красками брызжут в объектив, потом пьешь кофе и шагаешь с человеком за руку. Всё будет хорошо. Всё будет прекрасно.
Треск, грохот, звон. Ты подскакиваешь с пола. Это снег съехал с крыши.

09:58 

*ЯпростоОставлюЭтоЗдесь

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Из письма В. Маяковского к Л. Брик
"...Любишь ли ты меня?
Для тебя, должно быть, это странный вопрос - конечно, любишь. Но любишь ли ты меня? Любишь ли ты так, чтоб это мной постоянно чувствовалось.
Нет. Я уже говорил Осе. У тебя не любовь ко мне, у тебя - вообще ко всему любовь. Занимаю в ней место и я (может быть, даже большое), но если я кончаюсь, то я вынимаюсь, как камень из речки, а твоя любовь сплывается над всем остальным. Плохо это? Нет, тебе это хорошо, я бы хотел так любить..." (с)

09:46 

*КошкиМышки

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Камера попыток.
Я много куда хожу. Я ползала в песочницу и ходила за мороженым. Ходила в книжный магазин, библиотеку, брела в школу. Бегала на курсы для поступления и надевала платье в театр. Ездила в автобусах и поездах с рюкзаком. С толпой на монстрациях, концертах и в метро вечером с клоунами.
Натягивала кеды и уезжала на пляж, ходила фотографировать деревья, прохожих и белок. В пальто я скользила по центру города в поисках света и ощущений нового. На встречи, на свидания, мероприятия.
Но всё как-то перестало существовать, всё переменилось в один весенний месяц. Май, да, кажется, это был май.
Я вышла в полуденный зной и побежала на встречу. На встречу к весне. На встречу с собой. Я так думала, я так хотела. Светило солнце, я пошла за ним. К себе, как и говорила.
Спустя год, мне кажется, что я так еще и не вернулась.
А только лишь ловлю свою тень. Из дня в день, из декады в декаду.
Солнце всё так же светит. Внутри.
Осталось найти себя. Снова. И снова. И снова.
Привет.

03:50 

*Она любит все, чего она лишена

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Она выпускает змей, она улыбается мне.
Я вижу ее силуэт в моем напротив окне.
Я двигаюсь ей навстречу, я пячусь назад.
Линзы не красят того, у кого слезятся глаза.

Она выпускает птиц, она открывает окно.
Она приглашает меня и дрожит, когда я смотрю на нее
В измученный шарф она незаметно прячет плечо.
Она покупает платки, она меняет зонты.
В ее снах горячо.

Она променяла меня на пару дешевых фраз.
Она испугалась меня, она захотела домой.
Она любит тонкие кольца и бледный фаянс.
Она вытирает пыль под песни мои.
Достойный альянс.

Она выпускает зайцев в дремучем лесу.
Сердечный вальсок, и в дороге теряется соль.
Она любит все, чего она лишена.
Мне нравится в ней перспектива уехать в Сибирь.

Мне было 17, ей было 143.
Моим отражением стали причуды ее.
Она мне подарит краски, я нарисую ее изнутри.
Покажется блекло - плесну хлороформа еще.
Дыши и смотри.

@музыка: Диана Арбенина – Она выпускает змей

01:00 

Я могла бы спасти мир,но я уже в пижаме...(с)
Я сократила прошлое полотно из букв до трех предложений.
Нужно быть сильней. Сильней всего. Сильней себя.

Сейчас всё будет.

главная